Забыли пароль?

России надо учиться торговать со странами АТР | Власть

России надо учиться торговать со странами АТР | ВластьСтремительное экономическое развитие и, как следствие, рост уровня жизни в Китае и других странах Азиатско-Тихоокеаского региона (АТР) заставляют российские власти серьезно задуматься о том, чтобы переориентировать направления своего экономического развития на Восток. Не исключено, что желание российских властей новых партнеров для торговли на Востоке подогревается и сложностями в отношениях с европейскими партнерами. Создавая в Сибири и на Дальнем Востоке специальные условия для ведения бизнеса, и реализуя там масштабные социальные проекты, правительство рассчитывает вывести Россию на новые экспортные рынки не только с традиционными сырьевыми товарами, но и достойно выступить на рынке продовольствия и биотехнологий. Почему российским территориям для развития необходимы крупные государственные проекты или особые экономические условия, и готовы ли федеральные власти пойти им навстречу, рассказал в интервью агентству Прайм первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов. Беседовала Людмила Кузьмич. Игорь Иванович, правительство к июню должно подготовить перечень территорий опережающего развития (ТОР) в Сибири и на Дальнем Востоке, на которых будут действовать особые налоговые режимы. Что это такое в вашем понимании - это территории или конкретные проекты?

Это конкретные проекты, связанные с территориями с четкими административными границами. Мы запускаем их, когда понимаем, как действует тот или иной региональный и муниципальный руководитель, кто руководитель самого этого проекта, кто инвестор и конкретные рынки сбыта. ТОР - это средство активизации социально-экономической динамики не только Восточной Сибири и Дальнего Востока, но и всей страны. Буква и дух послания президента определяет, что сеть ТОР должна обеспечить выход нашей страны на растущие рынки АТР. Цель создания таких территорий в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке - наращивание экспорта на рынки АТР и увеличение доли собственных товаров на внутреннем рынке. В чем вы видите экспортный потенциал России. Это сырье?

Почему? Не только. У нас огромное количество вариантов. Это продукция сельхозпереработки, например. Японцы активно отрабатывали идею развития соевого кластера в Амурской области, но к сожалению, после наводнения, надо будет посмотреть, как она будет реализована. Но они собирались не только в производство инвестировать, но и в переработку. Все, что связано с пищевой безопасностью - регион может внести большой вклад. Если вы поедете в северо-восточные провинции Китая и послушаете, что они говорят про земли Приморского края и его возможности, то вы приятно будете удивлены. Мы часто недооцениваем, что имеем.

Там богатая природа - и это продукция, которая связана со всем, что дает лес. Там сильна школа биотехнологий, которая, наверное, будет дальше превращаться в школу биомедицины. Тихоокеанский рынок - стремительно растущий и быстро меняющий качество жизни. И все, чем обладает Россия будет там востребовано. Это в основном Азия? Не только. Австралия, Новая Зеландия, США... Когда мы смотрим на Восток, там США - наш ближайший сосед. Поэтому, если мы говорим про Транстихоокеанское партнерство - нам надо научиться с Америкой торговать - с их западным побережьем через наше восточное. С Новой Зеландией, как я уже говорил, мы ведем переговоры о зоне свободной торговли.

Самые разные страны и их экономики заинтересованы в наших товарах. Сейчас в Азиатско Тихоокеанском Регионе очень благоприятный период для репозиционирования России с точки зрения активного освоения региональных рынков. Идет работа над созданием Тихоокеанской зоны свободной торговли. В АТР сложился пул мощных азиатских игроков, каждый из которых хотел бы видеть Россию своим стратегическим партнером. Использование выгод ситуации многополярности требует от России максимальной диверсификации экономической активности в регионе, в тот числе максимального разнообразия источников инвестиций и торговых партнеров. И одна из наших макрорегиональных задач - развернуть сеть ТОР на территориях Восточной Сибири и Дальнего Востока, которые географически приближены к рынкам АТР. Уже есть понимание, сколько таких проектов будет?

Мы сейчас активно работаем над этим. Есть субъекты, которые предлагают новые подходы, есть субъекты, которые пока "спят", но их будем подталкивать. Красноярский край - среди лидеров, Приморской край очень активен. Но это не должны быть просто заявки в виде деклараций. Это должны быть конкретные проработанные предложения. Перечень проектов, который вы предложите премьеру будет закрытым? Он открытый.

Мы должны будем одобрить этот перечень, рассмотреть подход к льготам и к системе администрирования. После этого посмотрим, когда будет целесообразно этот перечень расширить. Подобный новый проект в регионе будет иметь возможность войти в него. Для каждого серьезного проекта правительству России приходится принимать налоговые льготы, включать его в какие-то списки...

Не значит ли это, что общая система работает плохо и менять нужно что-то сразу везде, а не точечно для тех или иных проектов? Наша налоговая система достаточно современна. Вы знаете, что мы за счет этого в рейтинге "Doing business" сильно поднялись, но это не значит, что мы по всей стране имеем отличные взаимоотношения с налогоплательщиками, что у нас нет никаких рейдерских захватов, что мы до конца избавились от схем отъема бизнеса, в том числе, с помощью налоговых органов. Нельзя сказать, что у нас здесь абсолютно идеальная ситуация. Все это иногда случается. И поэтому здесь нам предстоит много работы. Мы приняли дорожную карту по совершенствованию налогового администрирования, и на ее реализацию потребуется время. Но нам нужны позитивные примеры прямо сейчас.

Нужно показать, что можно удачно инвестировать в Россию и что с русскими можно много зарабатывать. Где-то льготы применимы, где-то нет, но инвесторам нужны, скорее, не налоговые льготы, а понимание, что власти будут создавать удобные условия для их работы. Если ТОРы принесут достаточную степень комфорта для инвестора, а к этому будет еще дополнительный стимул в виде освобождения налогов на определенное время - это будет создавать дополнительный стимул не только для иностранных, но и для российских инвесторов. А вам не кажется, что предоставляя льготы или бюджетные инвестиции отдельным регионам вы создаете неравенство территорий? Россия очень сложная страна. Регионы очень отличаются по инвестиционному климату. Когда говорят, что надо повсеместно развивать инфраструктуру, давать возможности одинаковые во всех субъектах РФ - это демагогия. Мы очень протяженная страна, разные климатические условия, поэтому я поддерживаю идею крупных проектов как стимулов развития. Это реалистичная и, главное реализуемая позиция.

Такие проекты как саммит АТЭС во Владивостоке, Олимпиада в Сочи, Летняя Универсиада в Казани и Зимняя Универсиада в Красноярске - на самом деле это не просто международные события, а самые настоящие проекты по развитию территорий. Считаю, это хорошо, когда проект мобилизует не только финансовый, но и административный ресурс, когда он подтягивает большое количество людей к тому, чтобы заниматься общей идеей развития. Происходит сплочение людей вокруг этой идеи и они понимают, что они в этот момент делают лучше свой регион, свой город. Красноярск расположен далеко от европейской части, далеко от тихоокеанской части, он практически в центре страны и жители города своим трудом заслужили, чтобы у них были цивилизованные условия жизни. Поэтому я поддерживаю проведение таких стимулирующих к развитию мероприятий.

Во сколько оцениваются бюджетные затраты на Универсиаду - 2019 в Красноярске и как вы будете бороться с превышением сметы? Бороться ни с кем не будем. Полагаю, это задача министерства спорта и министерства финансов - найти в правительстве механизмы, чтобы заложить в смету только те объекты, которые будут нужны для проведения Универсиады, и те, которые останутся, чтобы Красноярск развивался как современный город. По расходам губернатор подтвердил, что это будет 40 миллиардов рублей.

Потому что изначально, когда мы договаривались, что будем поддерживать этот проект, то решили, что из федерального бюджета потребуется такая сумма. Эта цифра еще подлежит утверждению, но порядок будет таким. Конечно, развивать город можно и за большие миллиарды рублей, придумывая еще какие-нибудь проекты, просто мы сейчас можем позволить себе выделить из федерального бюджета именно эту сумму. Вы уже оценили итоговую сумму - во сколько нам обошлась Олимпиада в Сочи? Нет еще. Эта работа в ближайшие недели только начнется.

Полагаю, что до лета эта работа будет проведена и мы будем точно цифры знать. Кто будет заниматься управлением олимпийскими объектами после Игр и во что обойдется их содержание? Эта работа ведется министерством спорта. Я с министром разговаривал, у него есть понимание, какая ответственность по разным объектам.

По некоторым из них есть позиция, как их правильно использовать. Что-то из объектов будет приобретаться в федеральную собственность. У нас была принята программа по олимпийскому наследию. Если нужно, будем вносить корректировки, будем считать, кто кому сколько должен и сколько на какие объекты можно потратить. Олимпийские игры задали очень высокую спортивную планку. Вы не боитесь, что мы не сможем ее выдержать дальше? Меня как болельщик приятно поразили такие высокие результаты. Вместе с аналогичными результатами в Казани это означает, что наш спорт и по летним и по зимним видам спорта находится в очень хорошей форме.

Часто говорят: вот, Россия заняла такое-то место в командном зачете - а претензия на то, чтобы Россия получала не меньше золотых медалей, чем Советский Союз. Хотя Советский Союз давно уже состоит из многих независимых государств, и никто не считает медалей всех этих республик в совокупности... Но, с другой стороны, такие претензии - это хорошо. Значит, что мы чувствуем свою силу и понимаем, что даже без этих республик мы должны занимать первые строчки и конкурировать за лучшие места с сильнейшими государствами: с Китаем, с Германией, с США. Теперь это происходит, значит мы справляемся. Наша страна должна быть в числе лидеров - у нас есть для этого все необходимые силы. Как вы планируется использовать наследие другого крупного международного мероприятия - саммита АТЭС во Владивостоке? Какие-то конкретные мероприятия планируете? Да. Мы серьезно обсуждаем сейчас, как увеличивать наш экспортный потенциал и мне представляется, что площадка Владивостока является для этой дискуссии более удобной, чем Питерский или Сочинский форум.

Мне кажется, надо упорядочить и разделить повестку между российскими экономическими форумами. Еще один инвестиционный форум вряд ли будет кому-то интересен. Поэтому, во Владивостоке нужно делать серьезную площадку, посвященную экспорту. Сейчас развивается Транстихоокеанское партнерство, мы зону свободной торговли обсуждаем с Вьетнамом, с Новой Зеландией и так далее. Я бы сейчас площадку Владивостока использовал, чтобы обеспечивать экспорт нашей продукции в Азиатско-тихоокеанский регион.

Видео дня:


Комментарии (0) Просмотры: 66
Реклама
Реклама
Реклама